Церковь Ильи Пророка

Ильинская церковь-школа на Ветке. На переднем плане видны жилища зимогоров. Ярославское книжное издательство,  1962.На возвышенном берегу реки Дунайки стояла в купах деревьев красивая деревянная церковь с колокольней на каменном фундаменте. Неизвестный архитектор для создания храма использовал мотивы деревянного шатрового зодчества Русского севера. Это была однопрестольная церковь, приход которой образовался из жителей юго-восточной окраины Ярославля под названием Ветка. Окраину соединял с городом железнодорожный путь — ответвление от главной магистрали Московско-Ярославской железной дороги. Отсюда и название — Ветка. В начале ХХ века на территории Ветки и располагалось село Дядьково, грузовая пароходная пристань. «Пристань» — станция железной дороги, «Ямы» — тоже станция. Здесь же были расположены нефтяные склады «Братья Нобель», лесопильные, дровяные склады. На товарной пристани железнодорожные пути подходили к самому берегу Волги. Были построены и грузовые лабазы. Сначала в Дядькове не было церкви, а только часовня. Поэтому местность называлась сельцом. Находилось оно верстах в четырех от Стрелки вниз по Волге, у места впадения в нее речки Дунайки. Место тогда было привольное. Церковь выстроили на средства прихожан в 1901 году и в том же году 5 августа освятили. Землю до Ильинской церкви подарили крестьяне Ямской Слободы. Рядом с храмом построили школу, дома для священника, учительницы и сторожа. Часть земли отвели под погост со сторожкой, часовней, оградой. Церковно-приходская школа содержалась на средства попечительства. Поблизости устроили Народный дом, где раздавали бесплатные обеды беднякам и за умеренную плату малоимущим. По воскресным и праздничным дням здесь проводились религиозно-нравственные чтения для народа. При Народном доме была бесплатная библиотека. Содержался он на средства попечительства о народной трезвости.

Церковь Ильи Пророка на Ветке начало XX века Открытое письмо из семейного альбома ФелициныхНа Ветке в разгар навигации стекалось до 3 тысяч босяков и сплавщиков леса, которые в это время могли найти себе более или менее постоянный заработок на разгрузке и погрузке волжских судов: соль, нефть, керосин, хлебные грузы, лес и дрова на баржах, бревна в плотах. К пристани Ветки швартовались разные суда — барки, баржи и пароходы. Жили босяки где придется. Летом их спасали сараи, навесы, зимой без работы было совсем худо. Поэтому их, наверное, и прозвали в народе зимогорами. Читаем в путеводителе «Ярославль — в его прошлом и настоящем», вышедшем в 1913 году, о зимогорах: «Летом они ютятся где придется, а зимой живут в шалашах на Ильинке близ Ветки. Это сколоченные из досок на живую руку конуры, частью закрытые рогожами, частью просто засыпанные сверху снегом. Шалаши не отопляются: вход закрывается досками, на некоторых висят даже замочки. Общество «трудовой помощи» сделало попытку организовать из зимогоров артель, устроило было для них ночлежку, но дело не пошло. Зимогорцы — народ вольный, никакого режима не выносят, в артели они должны подчиняться известным условиям, а это им не по вкусу».

Первым заведующим библиотекой на Ветке был о. Николай Дмитриевич Фелицин, священник церкви Ильи Пророка на Ветке.Рисунок Ильинской церкви в Дядьково  учителя рисования школы № 21 Е.Б. Дементьевой 2002 год

На берегу, где в Волгу впадает Дунайка, стоял двухэтажный дом, который называли Северным. В нем располагалась контора Северного пароходства. Рядом с домом парк. Здесь первые сельчане смотрели кинематограф. Самой многолюдной частью села была Торговая площадь, где в базарные дни продавали разные продукты, сено, клевер, овес. Часть местных жителей занималась извозом, держали ломовых лошадей. Зимогоры, ломовые извозчики — все это мужики, «дядьки». Так, видимо, и объясняется название села — Дядьково.

Что же осталось от Ветки нынче? В начале тридцатых годов закрыли Ильинскую церковь, в 1942 году снесли погост — потребовалось место для аэродрома. Все сровняли. Дядьково фактически превратилось в заводской поселок в пределах Фрунзенского района. Последние зимогоры еще в тридцатых годах работали в порту грузчиками. Их звали крючниками, поскольку они таскали почти непосильный груз на спине, на седелке, а сверху придерживали его крюком на веревке.

Исчезли и молдоване из Бессарабии, объявлявшиеся перед войной рядом с аэродромом. В просторечии — цыгане. Не сумели они приспособиться ни к нам, ни к здешней жизни, ни к климату. Да и на родину потянуло.

Послевоенный период характерен бурным развитием промышленного строительства на Ветке. Вместе с ним росли и жилые микрорайоны. Все это хорошо, только грустно смотреть на засорение Волги. Теперь по набережной в Дядькове не погуляешь, а раньше мальчишками нас было не прогнать с Волги. Трудно узнать Дунайку — ее берега перерыты. И аэродрома, где осваивали первые реактивные самолеты, больше нет.
Когда рушат старое, разрушение набирает стихийную силу. В 1945 году сгорела церковь Святого пророка Ильи. Старожилы говорят, что пожар случился средь бела дня от сушилки, где моряки обувь сушили. Приезжали к нам тогда моряки для приемки судов на судостроительном заводе. А ведь Ильинская церковь была последним памятником церковного деревянного зодчества в Ярославле. Память о ней остается только в названии уцелевшей от переименований Ильинской улицы. Эх, коротка у нас память. Сами себе укорачиваем историю.
Вот только память о волжских тружениках — зимогорах да крючниках — успел закрепить писатель Владимир Гиляровский в замечательной повести «Мои скитания». Гиляровский не только тянул лямку бурлака от Костромы до Рыбинска, но однажды осенью зимогорил в Ярославле. Николай Дмитриев оставил потомкам серию почтовых открыток «Типы волжских босяков». Илья Репин запечатлел рисунком волжского босяка с гордо поднятой головой.

У ручья довольно давно существует и народное название, ныне ставшее официальным — Дунай.

По одной из вариаций, так его стали называть после Русско-турецкой войны 1877-1878 годов, в которой мы по официальной версии впряглись за угнетаемые православные народы Балкан — сербов, болгар и иже с ними, и в которой мы одержали победу.

Выигранная война была довольно популярна в народе, помогли своим, выиграли у турка, радость же, это нашло отображение и в наименованиях самых разных объектов. В моде была «балканская» тема — объекты называли в честь мест русских побед на Балканах, географических объектов в тех местах, и тому подобное. Так и стал ручей называться Дунаем — в честь реки, на которой наши войска одержали ряд побед.

Кстати, самый яркий ярославский пример, дань моде той послевоенной поры — «Балканская звезда»

Сейчас сельца Дядьково практически нет в живых, на этом берегу не осталось ни одного деревенского дома. Выжила только одна улица на противоположном берегу (Ильинская), на этом же все дома были снесены при строительстве жилых кварталов для рабочих судоремонтного завода. Новостройки унаследовали название сельца, а на месте старого села, на берегу ручья-речки, сейчас находится подобие выгулочной зоны.

Share

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Подписаться на
avatar
wpDiscuz